Отечественная война 1812 года. Вступление русских в Москву
10 (22) октября 1812 года

Вступление русских в Москву

После оставления Москвы французами город какое-то время оставался фактически без присмотра. И так сожженный и разграбленный, он испытал очередное нашествие мародеров.

Одним из первых в Москву вступил кавалеристский авангард русской армии под командованием А.Х. Бенкендорфа. Он вспоминал об этом событии, навсегда оставившем след в его памяти: «10 октября 1812 года мы вступили в древнюю столицу, которая еще вся дымилась. Едва могли мы проложить себе дорогу через трупы людей и животных. Развалины и пепел загромождали все улицы. Одни только разграбленные и совершенно почерневшие от дыму церкви служили печальными путеводными точками среди этого необъятного опустошения. Заблудившиеся французы бродили по Москве и делались жертвами толпы крестьян, которые со всех сторон стекались в несчастный город».

«Ужас и уныние наводит смотреть на опустошение…»
Первый взгляд на Москву еще не производил гнетущего впечатления: вдали виднелись уцелевшие церкви с золотыми куполами, пока не было понятно, что собой представлял город. А.Я. Булгаков так описывается свои первые мысли при виде Москвы: «Но боже, что я ощущал при каждом шаге вперед! Мы проехали Рогожскую, Таганку, Солянку, Китай-город, и не было и одного дома, который бы не был сожжен или разрушен. Я почувствовал на сердце холод, и не мог говорить: всякое попадавшееся лицо, казалось, просило слез об участи несчастной нашей столицы».

 генеральный план Москвы 1813 г.
Генеральный план города Москвы с назначением сгоревших домов и ныне существующих.
Из книги А.Н. Булгакова "Русские и Наполеон Бонапарте", 1813 г

На Пречистенке едва осталось целыми пять домов. Арбат, Поварская были почти сожжены. От Арбатских до Никитских ворот все было сожжено, кроме домов Лунина, Лобанова и трактиров. «От Никитских до Тверских ворот по левую сторону все сожжено, а по правую – целы дома кн. Щербатова, гр. Строгановой и еще дома с два… Тверская от Тверских ворот до дома главнокомандующего, по обеим сторонам, вся цела; а потом, от Черткова вниз до Моховой, вся выгорела, по обеим сторонам…».

Немецкая слобода очень сильно пострадала: «образовалось обширное поле, покрытое обгоревшими трубами, и, когда выпадет снег, они будут казаться надгробными памятниками, и весь квартал обратится в кладбище».

Но было много разговоров о каких-то чудом уцелевших предметах, домах: «Арсенал взлетел на воздух, стена, около Никольских ворот – тоже, самая башня разрушена, и среди этих развалин не только уцелел образ, но и стекло и фонарь, в котором находится лампада. Я был поражен и не мог оторваться от этого зрелища. Понятно, что в городе только и толка, что про эти чудеса».

Вид Кремля после отхода французов
Кремль находился в ужасном состоянии. Бенкендорф вспоминал: «Моей первой заботой было поспешить в Кремль, в метрополию империи. Огромная толпа старалась туда проникнуть. Потребовались неоднократные усилия гвардейского казачьего полка, чтобы заставить ее отойти назад и защитить доступы, образовавшиеся кругом Кремля от обрушения стен».

Булгаков писал, что Грановитая палата была сожжена, во многих комнатах еще был дым, на некогда великолепных лестницах теперь валялись солома, капуста, картофель. Колокольня Ивана Великого сильно пострадала от мародеров: здесь находился штаб генерала Лористона и телеграф. При оставлении французами Москвы было приказано взорвать колокольню и снять с нее позолоченный крест. Вся площадь возле колокольни была теперь завалена обломками, кирпичами, камнями, колоколами, балками и крестами. Часть Кремля, где стояла царь-пушка, была усеяна бумагами, рукописными книгами и пергаментами.

 разоренная Грановитая палата, 1812 год
Разорённая Грановитая палата в Московском Кремле в пожар 1812 года.

Восстановление из пепла
Пожар и мародеры уничтожили университет библиотеку Д.П. Бутурлина, Петровский и Арбатский театры. Именно в Московском пожаре во дворце А.И. Мусина-Пушкина погибла известная рукопись «Слова о полку Игореве», из-за чего до сих пор не смолкают толки по поводу подлинности этого литературного памятника XII века. Также во время пожара была уничтожена Троицкая летопись. Здание Воспитательного дома, несмотря на близость с самым центром пожара, удалось отстоять его служащим и воспитанникам во главе с генералом Тутолминым. Всего же было уничтожено порядка 6 тысяч жилых домов, 8 тысяч лавок и складов, 122 храма (не учитывая разграбленные).

Жители Москвы постепенно возвращались в город, восстанавливали из развалин свои дома. Естественно, они требовали возместить понесенные убытки, обращаясь, в частности, к генерал-губернатору Ростопчину. Он был этим очень недоволен и возмущен: «Соловья я никогда не любил. Мне кажется, что я слышу московскую барыню, которая стонет, плачет и просит, чтобы возвратили ей ее вещи, пропавшие во время разгрома Москвы в 1812 году». Вскоре на его место был назначен Александр Петрович Тормасов, которому и было поручено восстановление первопрестольной столицы из пепла.

В апреле 1813 г. был опубликован известный план разорённой пожаром Москвы в составе анонимного сочинения «Русские и Наполеон Бонапарте, или Рассмотрение поведения нынешнего обладателя Франции с Тильзитского мира по изгнании его из древней Российской Столицы с присовокуплением многих любопытных анекдотов и плана Москвы, в коем означены сгоревшие и оставшиеся в целости части города. Писано Московским Жителем 1813 года». В этом плане и других картах разоренной Москвы, созданных в первое время после возвращения в Москву, масштаб потерь значительно преувеличен. Так, на Большой Никитской улице (которая отмечалась как полностью уничтоженная) сохранился ряд усадеб и французский театр, который охраняли французские войска. Многие дома также уцелели, потому что в них размещались французские солдаты и офицеры.

Так или иначе, разоренная Москва оказывала чудовищное впечатление на русских людей, вступавших в город. Оно вызывало вполне справедливое желание догнать неприятеля и победить его, вступиться за разграбленную первопрестольную столицу.



Код для размещения ссылки на данный материал:

Хроника дня: Кутузов узнал о планах французов

Богарне выдвинул 14-ю пехотную дивизию и часть имевшейся в его распоряжении кавалерии к деревне Котово, в то время как 13-ая пехотная дивизия генерала А.Ж. Дельзона направилась к Боровску. У деревни Митяево на Боровской дороге Дельзон наткнулся на отряд И.С. Дорохова. Здесь произошла небольшая кавалерийская стычка, в результате которой отряд Дорохова был отброшен. Около 6 часов вечера французы вступили в Боровск.

К этому моменту к селу Аристово Боровского уезда подошел выдвинувшийся утром из Тарутино отряд Д.С. Дохтурова. К ночи Дохтуров должен был выйти к селу Деднево, но неожиданно изменил планы: около 8 часов вечера отряд партизана А.Н. Сеславина в районе Фоминского обнаружил главные силы французов. От пленного Сеславин узнал, что Наполеон вышел из Москвы и направился к Малоярославцу. Дохтуров, узнав об этом, немедленно сообщил Кутузову и остался в Аристова, на следующий день намереваясь двинуться к Малоярославцу.

Около 6 часов вечера к Малоярославцу со стороны Боровска подошел авангард дивизии генерала Дельзона. Войска французов перешли реку Лужа по мельничной плотине и заняли позицию у предместий города.

Генерал Ф.Ф. Винценгероде, узнав о намерениях Мортье взорвать Кремль, прибыл в Москву для переговоров с маршалом, но был взят в плен су-лейтенантом 5-го вольтижерского полка Леле.

Персона: Александр Яковлевич Булгаков

Александр Яковлевич Булгаков (1781-1863)
Александр Яковлевич родился 15 ноября 1781 г. в Константинополе от связи русского посланника Якова Ивановича Булгакова с француженкой Катрин Эмбер. В 1790 г. вместе с братом получил фамилию и герб Булгаковых. Он получил образование в Петербургской немецкой школе Святого Петра. С 1789 г. Булгаков был записан сержантом в Преображенский полк, а в 1796 г. поступил юнкером в Коллегию иностранных дел. В 1802 г. он состоял при дипломатической миссии в Неаполе и Палермо. В 1809 г. причислился к Московскому архиву иностранных дел.

В войну 1812 г. Булгаков был назначен чиновником для особых поручений к генерал-губернатору Москвы графу Ростопчину, чью особую любовь и доверие он сумел заслужить. В этой же должности он состоял и при преемнике Ростопчина графе Тормасове.

Ему приписывают публикацию анонимного описания послепожарной Москвы, увидевшего свет весной 1812 г.: «Русские и Наполеон Бонапарте, или Рассмотрение поведения нынешнего обладателя Франции с Тильзитского мира по изгнании его из древней Российской Столицы с присовокуплением многих любопытных анекдотов и плана Москвы, в коем означены сгоревшие и оставшиеся в целости части города. Писано Московским Жителем 1813 года».

В 1819 г. Булгаков был произведен в действительные статские советники, а в 1826 г. – в камергеры. А.Я. Булгаков продолжал числиться при архиве до 1832 г., когда он был назначен московским почт-директором. Его брат К.Я. Булгаков приложил много усилий для устройства Московского почтамта, и Александр Яковлевич продолжил его дело. По выражению князя Вяземского, он «купался и плавал в письмах, как осётр в реке». Поэтому для него большим ударом стало перемещение в 1856 г. с должности почт-директора в Сенат. А спустя семь лет, в 1863 г., он умер в Дрездене. П.А. Вяземский оставил такую запоминающуюся характеристику об А.Я. Булгакове: «Булгаков являлся в Москве как бы живой газетой и любил первый сообщить какое-нибудь приятное известие».

Ранее:

9 (21) октября 1812 года
Французы прибыли в с. Фоминское
Персона: Пьер Огюстен Бертеми
Зачем Наполеон вышел из Москвы?

8 (20) октября 1812 года
Авангард французов на новой калужской дороге
Персона: Януар Суходольский (1797-1875)
Выход французов из Москвы

7 (19) октября 1812 года
Второй день боев под Полоцком
Персона: Лев Михайлович Яшвиль
Второе сражение при Полоцке

6 (18) октября 1812 года
Тарутинское и Полоцкое сражения
Персона: Карл Федорович Багговут (1761-1812)
Тарутинский бой

5 (17) октября 1812 года
Главная армия покинула Тарутино
Персона: Клод-Франсуа Мале
Подготовка к выходу из Москвы