Отечественная война 1812 года. Александр I: "Державный сфинкс"
11 (23) декабря 1812 года

Александр I: "Державный сфинкс"

Будущий император

12 декабря 1777 года родился первый сын императора Павла I. Его мать, царствующая императрица Екатерина II, подобно тому, как в свое время Елизавета Петровна забрала у нее новорожденного Павла, изъяла Александра из покоев сына и невестки и предпочла сама о нем заботиться.

Ее поступок объяснялся не просто желанием «насолить» сыну и опасением, что ничего хорошему он его научить не сможет. Екатерина мечтала воспитать будущего наследника престола «идеальным монархом», естественно по своему образу и подобию. Ведь своего собственного сына она так и не имела возможности воспитать.

Сразу же после рождения Александр был изолирован от родительского влияния. Ребенка закаляли, «баюкали под гром пушечной пальбы – чтобы дитя закалилось бесстрашием». Даже имя для ребенка она выбрала в честь Александра Невского и великого Александра Македонского. У нее возникали мысли о том, чтобы сделать своим наследником именно Александра, в обход собственного сына.

Воспитанием будущего императора помимо его бабушки занимался швейцарец-якобинец Фредерик Сезар Лагарп. Именно он ознакомил его с принципами гуманности Руссо, передовыми европейскими идеями. Этот человек оказал огромное влияние на формирование личности великого князя. Он искренне его любил. Вынужденный лавировать между своей бабкой и своим отцом, мягко говоря недолюбливающих друг друга, Александр только в Лагарпе находил доброго друга, перед которым ему не надо притворяться. Но тяжелые условия, в которые он был поставлен, наложили свой отпечаток на его характер – при дворе его нередко называли «загадочный сфинкс».


Павел I

Смерть Павла I

По свидетельствам современников, в последний год жизни император Павел I был чрезвычайно подозрителен. Любые пустейшие случаи воспринимались им как чудовищные заговоры. Можно было бы обвинить Павла в мнительности, но его смерть говорит как раз о том, что его подозрения не были такими уж необоснованными.

Княгиня Ливен вспоминала: «В одном из припадков подозрительности <…> император как-то после обеда спустился к своему сыну, великому князю Александру, к которому никогда не захаживал. Он хотел поймать сына врасплох. На столе между другими книгами Павел заметил перевод «Смерти Цезаря». Этого оказалось достаточным, чтобы подтвердить подозрения Павла. Поднявшись в свои апартаменты, он разыскал историю Петра Великого и раскрыл ее на странице, описывавшей смерть царевича Алексея. Развернутую книгу Павел приказал графу Кутайсову отнести к великому князю и предложить прочесть эти страницы».

Ходили даже слухи о том, что Павел хотел отрешить Александра от наследства. Но маловероятно, что это было так. Ведь именно Павел утвердил новый порядок о престолонаследии, согласно которому престол должен был перейти именно его старшему сыну Александру.

Причастность Александра к убийству отца до сих пор является предметом многих обсуждений. Многочисленные воспоминания на этот счет не дают четкой картины событий ночи с 11 на 12 марта 1801 года. Их авторы дают разные оценки и приводят разные факты.

А.Ф. Ланжерон писал: «Александр был поставлен между необходимостью свергнуть с престола своего отца и уверенностью, что отец его вскоре довел бы до гибели свою империю сумасбродством своих поступков».

Граф Пален, душа и организатор заговора, несколько оправдывал будущего императора: «Но я обязан, в интересах правды, сказать, что великий князь Александр не соглашался ни на что, не потребовав от меня предварительно клятвенного обещания, что не станут покушаться на жизнь его отца…».

Александр знал о заговоре. Возможно, был его косвенным участником. По крайней мере, он его не предотвратил. Действительно ли он верил в то, что заговорщики пощадят его отца, остается загадкой. Но известие о том, что Павел убит, произвело на него тяжелейшее впечатление. Это событие омрачало всю его жизнь. Но в результате него он стал императором и должен был исправлять ошибки своего отца и способствовать развитию и укреплению государства.

Реформы Александра I

В начале царствования Александра I российское дворянство испытывало надежды на повторение «золотого века» Екатерины Великой. Император Александр, любимый внук Екатерины, воспитанный швейцарцем Ф.С. Лагарпом в духе «просвещённого абсолютизма» воспринимался дворянством как защитник их сословных интересов и привилегией. Власть юного Александра I казалась законной и незыблемой. И хотя сам император взошел на престол переступив через труп родного отца Павла I, в глазах российского дворянство это обстоятельство нисколько не дискредитировало Александра. Павел I был «неправильным» императором, императором, который не ценил заслуг дворянства – традиционной опоры монархической власти в России. Павла не любила и Екатерина, отдавая предпочтение внуку. Все это очень хорошо понимал и сам Александр I, начиная первые шаги в качестве российского самодержца. Но воспитанник Лагарпа мечтал о конституционном порядке, считая республиканский строй наилучшим из всех возможных. Мечтал Александр и избавить страну от векового рабства и отменить крепостное право.

Ко времени вступления Александра на престол эти мечты превратились в твердые намерения провести в стране преобразования, подарить свободу, гарантированную законом. Юный самодержец был тверд в своих убеждениях и первым делом удалил от себя убийц родного отца, которые надеялись, что Александр станет проводником их воли. Вместо этого Александр окружил себя молодыми друзьями-единомышленниками: В.П. Кочубеем, Н.Н. Новосильцевым, П.А. Строгановым и Адамом Чарторыйским. При содействии своих друзей Александр I приступил к работе над указом о запрете продажи крестьян без земли. Из официальных чиновников в этом ему помогал генерал-прокурор А.А. Беклешов. В день коронации императора было объявлено о прекращении раздачи крестьян в собственность помещикам. Тогда же был издан императорский указ, запрещавший продажу крестьян без земли с раздроблением семей.

Однако благородные намерения императора встретили сопротивление не только у ярых поборников крепостного строя, но и у просвещенной части общества. Противником освобождения крестьян был и историк Карамзин, который убеждал императора в преждевременности такого грандиозного шага: русский крестьянин не готов к свободе, он не просвещен и не может нести индивидуальной ответственности за собственное хозяйство.

Не оправдались надежды Александра и на благоразумие помещиков, которым в указе о вольных хлебопашцах 1803 года предлагалось добровольно освобождать крестьян. Эти неудачи оказались тяжелым ударом для Александра, мечтавшего даровать России свободу.

Однако Александр не отказался от курса реформ. Потерпев неудачу с отменой крепостной зависимости, император занялся просвещением России. По инициативе Александра наряду с университетами создавалась система средних и низших учебных заведений – приходских училищ и уездных гимназий. Были образованы учебные округа во главе с попечителями. Программы гимназий и училищ расширялись таким образом, что у учащихся появлялась возможность переходить из низших учебных заведений в средние, а из средних – в высшие. Увеличил император и общее число университетов, открыв университеты в Дерпте, Вильно, Харькове и Казани. Накануне войны 1812 года в Петербурге был открыт Царскосельский лицей, в стенах которого учился А.С. Пушкин, В.К. Кюхельбекер, А.М. Горчаков и многие другие.


М.М. Сперанский

Одной из главных целей Александра I было усовершенствование системы государственной власти. В этом начинании император продолжал следовать идеалам просвещенного абсолютизма. В России надо было создать систему государственной власти, в основе которой должна лежать незыблемая законность, гарантированная конституцией, а не монаршим произволом. Главной опорой и союзником Александра в этом нелегком начинании стал М.М. Сперанский, который еще в 1803 году предложил императору «Записку об устройстве судебных и правительственных учреждений в России». Результатом кропотливого труда Сперанского стал проект «Введения к уложению государственных законов», преподнесенный Александру I в 1809 году. По своему содержанию и значению этот документ приближался к конституции. Первый шаг был сделан, можно было приступать к законодательной реформе, но власти и воли монарха для этого оказалось недостаточно. Проекты Александра I не находили отклика у современников. Дворянство, столько сделавшее для просвещения России, для укрепления ее военной мощи, искренне считало, что сохранение крепостного права – необходимое условие для стабильности в государстве. Одни считали, что самим крестьянам в крепостном состоянии проще, другие, подобно Карамзину, полагали, что нельзя давать свободу непросвещенному крестьянству.

В сущности, крепостное право, как и любое вековое явление, не было однозначно отрицательным и обременительным. В условиях сохранения крестьянской общины и отсутствия опыта ведения индивидуального хозяйства именно помещик зачастую становился для крестьянина последней надеждой. Да и изуверы-крепостники встречались не так уж часто.

Конституционный строй никому был не нужен. Дворянам хватало своих прав, вновь дарованных Александром I после убийства Павла. Купечество и мещанство в России в начале XIX столетия не ощущали себя самостоятельной политической силой и о конституции не думали. Идею Александра I разделяли некоторые представители высшей бюрократии, но, понимая, что большинство населения не заинтересовано в конституции, настаивать на ее введении они не стремились.

Конституционный проект Сперанского законом так и не стал. Были проведены лишь частичные преобразования, такие, как министерская реформа и учреждение государственного совета. Государственный совет, учрежденный 1 января 1811 года, выполнял функцию законосовещательного органа. Члены совета, назначаемые императором, обсуждали новые законодательные акты, но право законодательной инициативы принадлежало лишь государю. В Государственном совете нельзя было усмотреть ограничения власти императора, поэтому даже самые ярые ревнители самодержавия не волновались на этот счет.

Но если открыто критиковать Александра I дворянство не могло и не хотело, то на государственного секретаря М.М. Сперанского это не распространялось. Недовольство Сперанским в дворянской среде росло с каждым годом и достигло своего апогея в 1809 году, когда были учреждены указы о придворных званиях и указ, вводивший экзамен на чин. Отныне при переходе на другую службу за дворянином не сохранялся его придворный ранг, а для чиновников вводился специальный экзамен. Задачей обоих указов было дать России квалифицированных специалистов, профессионалов своего дела.

Но чиновники и дворяне встретили эти нововведения с нескрываемым раздражением. Имя Сперанского было для них ненавистно. Александр I, как мудрый политик, не мог не понимать всей правоты Сперанского, но при этом он также прекрасно помнил, как опасно ссориться с дворянством, судьба родного отца постоянно напоминала ему об этом.

В конечном счете государь принял сторону дворянства. В марте 1812 года Сперанский был отправлен в отставку и сослан. Реформаторская деятельность Александра I приостановилась, внимание государя было занято более неотложными делами – война с Наполеоном уже маячила на горизонте. 



Код для размещения ссылки на данный материал:

Хроника дня: Победа над пруссаками у Тильзита

Отряд подполковника Теттенборна из корпуса Витгенштейна у Тильзита атаковал два эскадрона прусских гусар. В результате боя пруссаки были отброшены и обращены в бегство. При преследовании Теттенборн захватил 40 пленных и 1 орудие.

Авангард Платова занял местечко Колвар, где были обнаружены брошенные французами запасы продовольствия.

Персона: Александр Павлович
Ранее:

10 (22) декабря 1812 года
Сражения у Немана
Персона: Великий князь Сергей Александрович
Празднование 100-летнего юбилея Отечественной войны

9 (21) декабря 1812 года
Русские в Митаве
Персона: Василиса Кожина
Женщины на войне 1812 года

8 (20) декабря 1812 года
Денис Давыдов взял Гродно
Персона: Иван Иванович Теребенев
Карикатуры Ивана Теребенева

7 (19) декабря 1812 года
Давыдов подходит к Гродно
Персона: Константин Андреевич Тон
Храм Христа Спасителя

6 (18) декабря 1812 года
Наполеон в Париже
Персона: Юг Бернар Маре
Возвращение Наполеона в Париж: Франция и Европа